en
20.10.2020
en
Центр свободной журналистики
Правда - наше оружие
+7 950 544 89 20
77.9241
91.3115

Свердловский прокурор Сергей Охлопков решил отмолчаться?

Государственный советник юстиции 2 класса Сергей Алексеевич Охлопков отказался отвечать на официальный редакционный запрос программы «Дело Румянцева» по фактам прокурорского реагирования, связанных с ремонтом дороги до пос.Серебрянка.

14 января 2016 в 18:25
Главный редактор

Редакция видеопрограммы «Дело Румянцева» продолжает журналистское расследование по факту чрезвычайной ситуации, создавшейся в поселке Серебрянка осенью 2015г. Напомним, что пос.Серебрянка и еще 4 деревни из-за аварийной дороги оказались отрезаны от внешнего мира. Порядка 1000 человек (среди них около 60 человек - дети) были просто заблокированы и не могли доехать до административного центра - Нижнего Тагила (все 5 населенных пунктов находятся в административных границах г.Нижний Тагил). Для объективного разбирательства и оценки действий надзорных органов редакция отправила официальный запрос на имя прокурора Свердловской области Сергея Алексеевича Охлопкова. При этом старший помощник прокурора области по связям со средствами массовой информации и общественностью младший советник юстиции Канатова Марина Сергеевна попросила:

  1. Оформить запрос на официальном бланке редакции.
  2. На бланке должна стоять печать организации.
  3. На бланке должна быть подпись должностного лица.
  4. К запросу приложить копию Свидетельства о регистрации СМИ.
  5. Запрос в отсканированном варианте отправить на ее служебную электронную почту.

Все эти просьбы пресс-секретаря областной прокуратуры Марины Канатовой редакция выполнила и отправила запрос 22 декабря 2015г. Уже 30 декабря младший советник юстиции Марина Канатова отправила с личного ящика текстовый файл в формате Word, который она выдает за официальный ответ Свердловского областного прокурора Сергея Охлопокова. При этом вскрылись следующие моменты, свидетельствующие о явном несоблюдении Инструкции по делопроизводству в органах и учреждениях прокуратуры Российской Федерации, утвержденной приказом генерального прокурора Российской Федерации от 29 декабря 2011 года N 450 (с изменениями на 1 июля 2014 года):

  1. «Ответ» отправлен не на титулованном официальном бланке государственного надзорного органа.
  2. В ответе произвольной формы отсутствует ссылка на регистрационные данные входящего запроса: присвоенный регистрационный номер, дата регистрации.
  3. Редакционный запрос не был, по всей видимости, зарегистрирован в службе делопроизводства Свердловской прокуратуры.
  4. Отсутствует указание Исполнителя данного «ответа».
  5. Отправлен с личного ящика.

В устном разговоре по телефону пресс-секретарь Свердловской прокуратуры Марина Канатова сообщила, что все эти недочеты вызваны тем, что она «стремилась как можно быстрее ответить на редакционный запрос, чтобы уложиться в 7-дневный срок». А по факту отсутствия ссылки на Исполнителя сего «документа», сообщила, что «может поставить в этом ответе свою подпись». Но дело в том, что запрос был адресован на имя областного прокурора. Неужели младший советник юстиции Марина Канатова готова рассылать отписки вместо областного прокурора советника юстиции 2-го класса Сергея Охлопкова? Более того, официальный представитель Свердловской прокуратуры сообщила, что в законе о СМИ «не указаны правила и форма прокурорского ответа на редакционные запросы».

Комментирует ситуацию наш постоянный юридический эксперт – доцент кафедры теории государства и права Уральского государственного юридического университета к.ю.н. Евгений Белканов: «Согласно п. 2.2.2 Инструкции по делопроизводству в органах и учреждениях прокуратуры Российской Федерации, утвержденной приказом Генеральной прокуратуры Российской Федерации от 29.12.2011 № 450, все заявления, жалобы и иные обращения, поступающие от граждан, организаций, предприятий и учреждений, дела, надзорные и наблюдательные производства, другие документы передаются на рассмотрение и исполнение только через службу делопроизводства с обязательной отметкой в регистрационных формах бумажных или электронных носителей. Полагаю, что Марина Сергеевна Канатова попросту этого не сделала и входящий редакционный запрос не зарегистрировала. Если такое бездействие будет установлено в ходе проверки, то последует ее привлечение к дисциплинарной ответственности вплоть до увольнения».

 Руководитель «Интернет-издания «Глагол» Илья Зенов тоже сталкивался с подобными отписками Свердловской прокуратуры на свои редакционные запросы. Журналист рассказывает, что в случае досрочного увольнения такие прокуроры порой просто не могут найти себе другую работу: "Подобное поведение людей, которые решили посвятить свою жизнь защите прав и свобод граждан, у меня удивление уже не вызывает. Скорее, умиление и скорбь. Государственный федеральный служащий, ответственный за взаимодействие со СМИ, откровенно пытается увернуться от вопросов журналистов. Мое мнение, что подобное поведение недостойно прокурорской должности и позорит Сергея Алексеевича Охлопкова. Такой известный прокурор опорного края, а его подчиненный просто проваливает всю работу со СМИ и портит имидж перспективному прокурору Охлопкову. Обычно с должности областного прокурора берут на повышение в Москву – в Генеральную прокуратуру, но если в СМИ развернется критика деятельности Сергея Охлопкова, то в центральный аппарат Генеральной прокуратуры его могут и не взять после «такого» пиара. Вышестоящее руководство Свердловской прокуратуры обязано дать оценку этому псевдоответу. Ни в журналистике, ни в пиаре, человек с такой компетенцией, как у Марии Канатовой, не продержался бы и дня на работе. Мне искренне жаль таких сотрудников. Знаю, что при увольнении некоторые из них не могут найти себе работу, поскольку не приспособлены к конкуренции и на поверку реально не знают законов. И, конечно же, возникают вопросы к юридическому ВУЗу и факультету, которые выпускают таких неграмотных специалистов".

Сам «ответ», присланный на электронный адрес редакции с личного ящика Марины Канатовой, не имеет никакой юридической силы, поскольку не обладает процессуальным статусом. Его невозможно обжаловать ни в суде, ни в вышестоящей прокуратуре. Поэтому рассматривать содержательную часть этого письма мы не будем, хотя представим его для всеобщего обозрения. Кстати, отсканировать свой ответ пресс-секретарь отказалась, сообщив, что «в ее кабинете нет сканера». Теперь остается только догадываться и строить версии, почему так поступила пресс-секретарь областной прокуратуры:

А) Так приказал кто-то из ее начальников для сведения счетов с независимым СМИ.

Б) Марина Канатова ради благой цели поступила так самовольно по собственному незнанию и неопытности, поскольку на этой должности она совсем недавно; тем не менее, невольно подставила под удар и так слабую репутацию своего руководителя – областного прокурора (за прокурором С.А.Охлопковым нет ни одного выигранного громкого дела: ни уголовного, ни гражданского).

В) По другой версии, областной прокуратуре просто нечем похвастать в плане защиты интересов жителей пос.Серебрянка и других граждан РФ, которые не могут ни выехать из поселка, ни въехать в него в весенне-осенний период (об этой размытой дороге «Областная газета» Правительства Свердловской области писала несколько раз, первая публикация была ещё 3 года назад).

Напрашивается главный вывод – Свердловской прокуратуре реально нечем подтвердить свою реакцию для восстановления попранных прав жителей Серебрянки. Такое процессуальное молчание областного прокурора Сергея Охлопкова еще раз подтверждает, что Майские указы Президента в Нижнем Тагиле могут быть сорваны; да и слышал ли областной прокурор про них? Знаком ли он с тем самым приказом Генерального прокурора Юрия Чайки, регламентирующим документооборот в органах прокуратуры? Если да, то почему его подчиненные его не выполняют? Как прокурор Сергей Охлопков будет отчитываться перед Юрием Яковлевичем по контролю за выполнением Майских указов в Свердловской области?

На фоне этих событий непонятно, чем занимается и как контролирует деятельность нижестоящих, областных, прокуратур Управление Генеральной прокуратуры в УрФО? Несмотря на территориальную близость двух надзорных органов (находятся в Екатеринбурге), складывается ощущение, что это два разных гражданских предприятия, каждое из которых существует по своим законам и отдельно друг от друга. Допускаем, что люди могут ошибаться, это им свойственно; но неужели и в Управлении Генеральной прокуратуры УрФО тоже не отслеживают исполнение Майских указов Президента?

 

P.S.: Ниже приводим на суд читателей редакционный запрос и прокурорский "ответ".

 

 

 

 

 

Фотогалерея

Редакционный запрос Свердловскому прокурору Сергею Охлопкову

Произвольный ответ пресс-секретаря Свердловской прокуратуры Марины Канатовой стр.1

Произвольный ответ пресс-секретаря Свердловской прокуратуры Марины Канатовой стр.2

Произвольный ответ пресс-секретаря Свердловской прокуратуры Марины Канатовой стр.3