en
28.10.2020
en
Центр свободной журналистики
Правда - наше оружие
+7 950 544 89 20
76.4556
90.3552

Кое-что о журналистах: чистых и нечистых

Сегодня органы государственной и муниципальной власти произвольно толкуют понятие аккредитации журналистов. Зачастую чиновники и пресс-службы понимают отсутствие аккредитации как закономерное право не пускать журналистов на различные мероприятия открытого типа. Такой отказ нарушает не только Закон о СМИ, но и Конституцию Российской Федерации вместе с международным законодательством на право получения информации. Таким образом, представители властных структур по незнанию или умышленно разделяют журналистов и их СМИ на угодные и не угодные, опасаясь во время записи интервью неудобных вопросов и последующей критики их ведомства в публикациях. Что же такое на самом деле аккредитация журналистов?, - комментирует кандидат юридических наук доцент кафедры теории государства и права Уральского государственного юридического университета Евгений Александрович Белканов.

В последние время должностные лица органов государственной власти и муниципалитетов различного уровня все более явно делят журналистов на две категории.
Первая категория - это аккредитованные журналисты, умеющие нужным чиновнику образом подать информацию, которые уж точно не вынесут сор из соответствующей бюрократической избы. Приличные, «чистые», свои, в общем, люди.
Вторая категория – это журналисты «нечистые», то есть неаккредитованные, неподконтрольные чиновнику дикари, которые могут что-то неудобное рассказать или показать, а тои вовсе независимое журналистское расследование провести.
Любопытно, что это, откровенно кувшиннорыльное*, понимание аккредитации все чаще разделяют и представители журналистского сообщества.
Поэтому, стоит рассмотреть вопрос о том, а насколько вообще соответствует закону столь милое российскому бюрократу средней руки видение аккредитации журналиста?

На собственно законодательном уровне вопрос об аккредитации журналиста регламентируется статьей 48 Закона Российской Федерации от 27 декабря 1991 г. № 2124-1 «О средствах массовой информации», которая гласит:
"Редакция имеет право подать заявку в государственный орган, организацию, учреждение, орган общественного объединения на аккредитацию при них своих журналистов.
Государственные органы, организации, учреждения, органы общественных объединений аккредитуют заявленных журналистов при условии соблюдения редакциями правил аккредитации, установленных этими органами, организациями, учреждениями.
Аккредитовавшие журналистов органы, организации, учреждения обязаны предварительно извещать их о заседаниях, совещаниях и других мероприятиях, обеспечивать стенограммами, протоколами и иными документами, создавать благоприятные условия для производства записи.
Аккредитованный журналист имеет право присутствовать на заседаниях, совещаниях и других мероприятиях, проводимых аккредитовавшими его органами, организациями, учреждениями, за исключением случаев, когда приняты решения о проведении закрытого мероприятия.
Журналист может быть лишен аккредитации, если им или редакцией нарушены установленные правила аккредитации либо распространены не соответствующие действительности сведения, порочащие честь и достоинство организации, аккредитовавшей журналиста, что подтверждено вступившим в законную силу решением суда".
Аккредитация собственных корреспондентов редакций средств массовой информации осуществляется в соответствии с требованиями настоящей статьи.
Как видим, абзац первый этой статьи устанавливает, что аккредитация журналиста – это право редакции СМИ, а не государственного или муниципального чиновника.
Более того, лишение журналиста аккредитации возможно только при одновременном наличии четырех фактов относящихся к журналисту или редакции:
- распространение им (редакцией) не соответствующих действительности сведений;
- эти сведения порочат честь и достоинство аккредитовавшей организации;
- имеется подтверждающее это решение суда;
- данное решение вступило в законную силу.
Таким образом, аккредитация журналиста представляет собой уведомление редакции о том, что такие-то её журналисты интересуются делами такого-то органа государственной власти или местного самоуправления.
В ответ на такое уведомление у государственного или муниципального органа, в соответствии с абзацем третьим данной статьи, возникает обязанность информирования и обеспечения присутствия аккредитованных журналистов на официальных мероприятиях.
Теперь следует обратить внимание на дату принятия Закона о СМИ. В 1991 году, во времена полного отсутствия такого средства коммуникации, как «Интернет», да и самих компьютеров, аккредитация являлось одним из важных способов организации распространения информации о деятельности органов власти.
Сегодня, наличие сведений на сайтах государственных и муниципальных органов информации об официальных мероприятиях, фактически нивелировало организационное значение аккредитации.
Однако недобросовестное чиновничество, напрочь забывая об основном назначении данной процедуры, хорошо помнит о положениях абзаца четвертого анализируемой статьи, устанавливающего право журналиста присутствовать на заседаниях, совещаниях и других мероприятиях, проводимых аккредитовавшими его органами, разумеется, истолковывая данное положение, как отсутствие у неаккредитованного журналиста такого права.
Итак, действительно ли закон признает неаккредитованного журналиста столь нечистым, что его и на официальное мероприятие пускать нельзя?
Вроде бы, ответ на этот вопрос должен быть отрицательным. Однако, кроме эмоций и многословных рассуждений о свободе слова, такой ответ обнаглевшим бюрократам можно дать и на их канцелярско-юридическом языке.
Прежде всего, отметим, что пункт 2 статьи 47 Закона о СМИ устанавливает фундаментальное право журналиста посещать государственные органы и организации, предприятия и учреждения, органы общественных объединений либо их пресс-службы.
При этом, закон никак не связывает это право с наличием у журналиста аккредитации. Положение абзаца четвертого статьи 48 Закона о СМИ лишь более или менее удачно подтверждает распространение данного, общего для всех журналистов права, и на аккредитованных журналистов.
Более того, иная трактовка соотношения положений ст. 47 и ст. 48 Закона о СМИ, прямо противоречит положениям пункта 5 ст. 29 Конституции Российской Федерации, поскольку произвольный запрет для неаккредитованных журналистов получения информации о деятельности государственного или муниципального органа является не только прямым нарушением свободы массовой информации, но фактически осуществлением предварительной цензуры сообщений в СМИ по субъекту распространения.

Таким образом, вне зависимости от наличия аккредитации все журналисты в общении с государственными и муниципальными органами пользуются следующими правами, установленными статьей 47 Закона о СМИ:
1) посещать государственные органы и организации, предприятия и учреждения, органы общественных объединений либо их пресс-службы;
2) быть принятым должностными лицами в связи с запросом информации;
3) получать доступ к документам и материалам, за исключением их фрагментов, содержащих сведения, составляющие государственную, коммерческую или иную специально охраняемую законом тайну;
4) копировать, публиковать, оглашать или иным способом воспроизводить документы и материалы при условии соблюдения ограничений, установленных законодательством;
5) производить записи, в том числе с использованием средств аудио- и видеотехники, кино- и фотосъемки, за исключением случаев, предусмотренных законом;
6) посещать специально охраняемые места стихийных бедствий, аварий и катастроф, массовых беспорядков и массовых скоплений граждан.

В дополнение к этим правам, аккредитованные журналисты имеют следующие права, установленные ст. 48 Закона о СМИ:
1) предварительно получать информацию о заседаниях, совещаниях и других мероприятиях, проводимых аккредитовавшими его органами;
2) требовать создания благоприятных условий для производства записи таких мероприятий.

В свою очередь это означает, что вне зависимости от наличия или отсутствия аккредитации любой журналист имеет право посещения помещений государственного или муниципального органа и присутствия на всех мероприятиях, проводимых данным органом, за исключением случаев, когда в соответствии с законом такие мероприятия объявлены закрытыми. Это обусловлено учетом в действующем законодательстве как публичного характера деятельности государственных и муниципальных служащих, так и права налогоплательщиков получать полную и достоверную информацию о деятельности тех должностных лиц, которые существуют на их деньги.

Попытки же отдельных чиновников поделить журналистов на чистых (аккредитованных) и нечистых (неаккредитованных), и ограничить последних в реализации их профессиональных прав, не только противозаконны, но и в определенных ситуациях могут рассматриваться как антиконституционные.

*Кувшинное рыло - Прост. Пренебр. 1. О вытянутом вперёд, безобразном лице. 2. О чиновниках-взяточниках (лица которых как бы «кувшинообразно вытянуты» для получения взяток). Выражение народное, приобрело особую популярность благодаря его употреблению в «Мёртвых душах» (т. 1, гл. 7) Н. В. Гоголем. Мокиенко, Никитина 2003, 294.