en
20.10.2020
en
Центр свободной журналистики
Правда - наше оружие
+7 950 544 89 20
77.9241
91.3115

Иностранные агенты: бежать нельзя остаться

Надежда Кутепова, руководитель НКО "Планета надежд" из города Озерска, скрывается от российского правосудия и оплаты административного штрафа в размере 300 000 рублей. Штраф был назначен Министерством Юстиции за несвоевременное информирование надзорных органов о том, что организация выполняет функции «иностранного агента».

02 августа 2015 в 17:10
Главный редактор

Чтобы не платить штраф Кутепова сбежала за границу, во Францию, где ей предоставлено временное убежище. А вообще-то она намерена получить вид на жительство в Европе. Возвращаться на родину озерская правозащитница не собирается. И это объяснимо – иссякли источники финансирования деятельности ее некоммерческой организации. После признания НКО «Планета надежд» иностранным агентом и наложения на нее солидного штрафа одни западные грантодатели добровольно прекратили сотрудничество с Надеждой Кутеповой, другие оказались в патриотическом стоп-листе, и теперь их деятельность в России запрещена. Кроме этого, сама Кутепова говорит, что может стать фигурантом уголовного дела по обвинению в шпионаже. Ее опасения небеспочвенны. Женщина является уроженкой ЗАТО Озерск, где расположен стратегический объект российской ядерной промышленности – комбинат «Маяк». В Озерске она вела свою бурную деятельность, в ходе которой, вероятно, могла передавать своим западным спонсорам важную информацию. 

За что боролась Кутепова? Прежде всего, за открытие «закрытых» городов - атомных центров России, обеспечивающих ядерный щит нашего государства. Такой шаг может не только серьезно ослабить безопасность страны, но и отбросить российскую ядерную энергетику с лидирующих позиций в мире. Этого и жаждут в странах блока НАТО. Права человека и экология во всей этой истории борьбы за открытие ЗАТО не при чем. 

 Скриншот персональной страницы в Facebook Надежды Кутеповой.

 Таким образом, деятельность НКО, вроде «Планеты надежд» - тех, что существуют на западные деньги и защищают чуждые нам интересы – подрывает основы государственности. В случае с Кутеповой скандальность ситуации состоит еще и в том, что озерская правозащитница является помощницей челябинского омбудсмена Алексея Севастьянова. Севастьянов – федеральный государственный служащий. То есть национальные интересы Российской Федерации для него, вроде бы, должны быть превыше всего. Ан нет. Уполномоченный по правам человека до сих пор не дал никакой оценки  деятельности Надежды Кутеповой и ее побегу за границу. Более того, он даже выступал в качестве ее общественного защитника. Чьи интересы для Севастьянова важнее, стало ясно после его закрытой встречи с вице-консулом США Линн Трейси, сценаристом оранжевых революций. 

В окружении регионального омбудсмена много лет подвизаются люди с сомнительной репутацией. К примеру, юрисконсульт Севастьянова Дмитрий Басалгин осенью 2013 года был задержан с поличным при передаче взятки прокурору из Челябинской прокуратуры. Ближайшие друзья уполномоченного по правам человека – Андрей Талевлин и наша героиня Надежда Кутепова – возглавляют НКО, признанные иностранными агентами.

И если деятельность Надежды Кутеповой была направлена на дестабилизацию социального спокойствия в ЗАТО и дискредитацию Госкорпорации «Росатом», то Талевлин специализируется на воспрепятствовании развитию коммерческих предприятий стратегического значения под видом борьбы за экологию. Это так же нагнетает социальную обстановку,  и подрывает экономическую  стабильность в регионах.  

Последний любопытный факт. Алексей Севастьянов принимает  российских журналистов, как регионального, так и федерального уровня в коридоре и только в присутствии своей помощницы с видеокамерой. Но в то же время с вице-консулом США он общался в рабочем кабинете при закрытых дверях и безо всякой камеры.  О чем говорили Севастьянов и Линн Трейси нам не узнать никогда, но заокеанской гостье омбудсмен был рад и доверял гораздо больше, чем представителям отечественных СМИ. Для государственного служащего это, по меньшей мере, странно, не правда ли?